Поиск

Форма входа

Течение времени

Пасха:
1 мая 2016 года

Четверг 8.12.2016

Мобильная версия сайта

Перейти на мобильную версию сайта

Лучшая карта:


( Комментариев: 12

Уже скачали: 21385 

Обновлённые карты и обзоры:

  • Карты стран мира
    скачали 3880 раз
  • Карты по Ливонским войнам
    скачали 381 раз
  • Контурные карты по истории Древнего мира
    скачали 2 раз
  • Подборка карт по Наполеоновским войнам
    скачали 5 раз
  • Подробные карты Кубы
    скачали 309 раз
  • Карты города Пскова 17-19 века
    скачали 346 раз
  • Карты гражданских войн в Китае (1924-1950)
    скачали 1 раз
  • Подробная карта Тайланда
    скачали 298 раз
  • Карта Санкт-Петербургской губернии 1900 г. [8.5 Mpx]
    скачали 1818 раз
  • Подробная карта Японии
    скачали 109 раз

  • География России
    прочитали 2003 раз
  • Внутреннее деление Псковской области
    прочитали 2234 раз
  • Самое высокое здание в мире
    прочитали 45 раз
  • Хронология президентов США
    прочитали 523 раз
  • Курорты и туристические города Мексики
    прочитали 812 раз
  • География Мексики
    прочитали 1772 раз
  • Участники и потери Второй Мировой Войны
    прочитали 86 раз
  • Регионы России
    прочитали 1485 раз
  • География Болгарии
    прочитали 94 раз
  • География Грузии
    прочитали 79 раз
  • Статистика

    Рейтинг@Mail.ru
    Сейчас с нами: 12
    Гостей: 12
    Пользователей: 0

    Поддержать проект

      Webmoney R005078747309

      Яндекс.деньги 410012885572345

      VISA 4817760009155312

    Географический авторский проект fedoroff.net 2016 год | Вы Гость×|
    Статьи | Файлы | Альбомы | Новости | Лучшие | Тезисы | Карта сайта | Контакты | О сайте

    FEDOROFF.NET » ГЛАВНАЯ » » »

    Привалова О.Е., Шенникова А.А. Строительная культура псковских крестьян: поселения, усадьбы, постройки.

    Последнее обновление:
    28.Декабрь.2010, 16:33



    Строительная культура сельского населения Псковщины, существовавшая до середины XIX в., изучена много хуже, чем по другим частям России, и пока может быть реконструирована только гипотетически по очень малочисленным источникам. Строительная культура второй половины XIX и начала XX вв. в целом известна лучше, и по литературным и архивным материалам может быть удовлетворительно восстановлен облик крестьянских усадеб и построек, несмотря на то, что сами постройки этого времени сохранились до наших дней со многими искажениями. Однако расселение, т.е. размещение селений на местности и формы поселений этого периода также изучены крайне слабо. Материалы этнографических и историко-архитектурных обследований, проведенных во второй половине нынешнего столетия, дают, к сожалению, картину, во многом резко отличающуюся от того, что наблюдалось до 1920-х годов, поскольку во второй четверти XX в. произошли значительные изменения, связанные с коллективизацией, военными разрушениями, последующими восстановительными мероприятиями и т.д..
    Учитывая указанные обстоятельства, целесообразно сначала дать обзор сведений о строительной культуре Псковщины второй половины XIX - начала XX вв., используя для этого, где это возможно, конечно, и более поздние материалы (с соответствующими оговорками); а затем рассмотреть историю строительства до середины XIX в., привлекая не только прямые источники, но и аналогии из смежных регионов и, при возможности, приемы ретроспективного анализа более поздних строительных форм.

    Расселение и поселения

    Во второй половине XIX и начале XX вв. Псковская губ. выделялась на общем фоне лесной юны Европейской России малыми размерами крестьянских селений, среди которых было много одноусадебных и мелких (в 2-5 усадеб) деревень. Так, в 1872 г. в губернии деревень с 1 усадьбой было 1503 (около 10% всех селений), с 2-5 усадьбами - 6529 (около 42%). Объясняли это тем, что в Псковской губ. капиталистическое расслоение крестьянства и связанное с этим расселение на хутора началось стихийно еще до реформы П.А. Столыпина. Но, хотя это, действительно, имело место, в целом в губернии, как и во всей России, все же шло укрупнение селений. По-видимому, главной причиной малых размеров деревень здесь было более длительное, чем в других местностях, сохранение остатков древней погостной системы расселения с группами разбросанных по лесам мелких деревень, тяготевших к погостам - административным, торговым и религиозным центрам общин. Это видно и по характерной группировке мелких деревень вокруг селений с церквами, и по сохранению в названиях этих центральных селений слова погост, в то время как в других частях России это слово уже давно утратило прежнее значение и означало всего лишь сельское кладбище. Официально в XIX - XX вв. слово погост в названиях псковских селений употреблялось уже редко, но местные жители даже в 1950-х годах еще называли погостом почти каждое селение с церковью.
    Формы псковских крестьянских селений до недавнего времени никто специально не изучал. Имеются лишь самые общие визуальные оценки и одно более детальное исследование нескольких селений на севере области. По-видимому, во второй половине XIX - начале XX вв. преобладали селения уличной формы с двухсторонним расположением усадеб и имелось еще значительное количество небольших селений с односторонней застройкой улиц. Крупных селений с несколькими улицами или кварталами было очень мало, а самые мелкие, особенно одноусадебные деревни могли и вовсе не иметь улиц, так как каждая усадьба имела свою подъездную дорогу. Улицы часто бывали кривыми. Но бытующее в литературе представление о первоначально беспорядочной застройке селений неверно. Кривизна улиц и, на первый взгляд, произвольные очертания усадебных участков никогда не возникали случайно, они всегда были обусловлены вполне объективными причинами - местной топографией, микрорельефом, грунтовыми условиями и т.п. Надо помнить и о том, что в прошлом столетии, особенно при Николае I, во всей России в административном порядке насаждалась не просто уличная планировка, что не противоречило бы общей тенденции стихийного развития селений, но непременно планировка с совершенно прямыми улицами и прямоугольными кварталами, а потому в многочисленных описаниях губерний того времени не только безуличная, но и уличная форма селений при небольшой кривизне улиц уже именовалась беспорядочной.
    Вряд ли можно сомневаться, что в Псковской губ. шла та же, что и во всей лесной зоне Европейской России (с вариациями лишь в темпах), эволюция селений от мельчайших одноусадебных к многоусадебным, сначала с односторонними, затем с двухсторонними улицами и, наконец, с кварталами, причем кривизна улиц не нарушала эту общую схему, а начавшееся расселение на хутора не успело существенно изменить общую картину.

    Крестьянские усадьбы. Состав и расположение построек

    Во второй половине XIX - начале XX вв. во всей губернии господствовали крестьянские усадьбы (ободворок, ободворка, удворка), соответствовавшие уличной форме селений. Усадебные участки были, в среднем, несколько шире, чем в других частях лесной зоны Европейской России, что позволяло ставить постройки в три ряда перпендикулярно улице, а не в один-два ряда, как в других губерниях. Усадебный участок состоял, как и везде в Европейской России, из трех частей. К улице примыкал двор, где находились жилой дом и большая часть хозяйственных построек. За двором находился овощной огород, иногда частично с садом, там же обычно ставили сенные сараи, иногда амбары и бани. За огородом располагался огуменник - участок для хранения урожая зерновых культур и его первичной обработки (молотьба, веяние). Там, кроме обычных сараев и навесов, нередко имелась огневая снопосушильня - рига (рей). По противопожарным соображениям нередко зерновые амбары выносились за пределы усадебного участка и ставили на улице против двора или вообще за границей селения. Бани часто ставились на берегу водоем, если он находился поблизости.
    Это был специфический псковский вариант типа усадьбы с крытым двором и его подтипа с одноэтажным двором. Одноэтажный крытый двор - животноводческое сооружение, в котором внизу на уровне земли находятся помещения для зимнего стойлового содержания скота, а над ними на чердаке - хранилище для сена. Обычно этого чердака было недостаточно для всего зимнего запаса сена, и на огороде ставился еще дополнительный сенной сарай. Усадьбы с крытыми дворами в это время были характерны почти для всей лесной зоны Европейской России причем северную часть их ареала занимал подтип усадьбы с двухэтажным крытым двором (где сенохранилище занимало целый второй этаж), а юго-западную и южную части занимали подтип с одноэтажным. Псковский вариант отличался от прочих, в основном, указанным трехрядным расположением построек во дворах.
    Наиболее обычное расположение построек и помещений во дворе псковского крестьянина второй половины XIX - начала XX вв. схематически показано на рисунке.



    В среднем ряду стоял перпендикулярно улице дом, обычно трехкамерный, состоявший из избы и клети или двух изб, соединенных сенями. Вдоль одной из длинных сторон дома стоял вплотную к нему одноэтажный крытый двор. С другой стороны дома находился открытый двор, а за ним третий ряд построек, обычно складских (амбары, навесы для повозок и др.). На улицу были обращены ворота обоих дворов – крытого и открытого. С открытого двора был вход через крыльцо в сени. С другой стороны сеней имелась дверь в крытый двор. Задняя сторона двора отделялась от огорода обычно лишь легкой изгородью.
    Этот вариант усадьбы с трехрядной застройкой дворового участка вырисовывается по описаниям середины XIX в. (к сожалению, не иллюстрированным) почти во всей Псковской губ.. Только Гдовский у. вызывает сомнения, так как сведений середины XIX в. по нему нет, а усадьбы конца XIX - начала XX вв., судя по уцелевшим остаткам построек, почти сплошь разрушенных в войну и обследованных в 1957 г. на севере уезда (ныне Сланцевский р-н Ленинградской обл.), принадлежали, хотя к тому же подтипу усадеб с одноэтажными крытыми дворами, но к другим его вариантам, характерным для Петербургской, Новгородской, Тверской и других более восточных губерний (по принятой у этнографов классификации, однорядная связь, двухрядная связь, Т-образная связь, различавшиеся способами примыкания крытого двора к дому). Других вариантов усадеб в описаниях середины XIX в. не упомянуто. В 1930-50-х годах усадьбы с трехрядной застройкой еще встречались, хотя уже далеко не преобладали…
    По описаниям середины XIX в. прослеживается определенная эволюция крестьянских усадеб. Крытый двор был еще не всегда вполне крыт и не всегда вплотную пристроен к дому. И помещения для скота еще не везде являлись полноценными, достаточно утепленными стойлами. В 1842 г. в Холмском у. отмечено, что скот пасется до морозов «и при самой уже крайней невозможности ставится на зиму в дворы, часто холодные и полуоткрытые», вследствие чего навоз получается «скуден и дурного свойства», то есть плох для удобрения. В 1855 г. о всей губернии сказано, что «помещение для скота у крестьян дурно до невероятия. Бедные животные в помещениях не защищены от холода, ветра и снега...». Очевидно, формирование крытых дворов еще не везде закончилось, а значит и началось не очень давно, в чем, несомненно, следует видеть, как и в соседних губерниях, остатки бесстойлового зимнего содержания скота.
    В конце XIX и в первые годы XX вв. крестьянские усадьбы с трехрядной застройкой, по-видимому, продолжали господствовать во всей губернии, кроме, как сказано, северной окраины. Во всяком случае, других вариантов по описаниям не видно. Но крытые дворы были уже, как правило, вплотную пристроены к домам и достаточно утеплены, а исключения из этого правила встречались все реже. 
    В конце 1920-х годов, по рукописному описанию Н.И. Лебедевой, относящемуся главным образом к Новгородской обл., но затрагивающему и восточную окраину Псковской, там существовали, кроме усадеб с трехрядной застройкой двора, также усадьбы, аналогичные Новгородским - с однорядной связью, двухрядной связью и покоеобразной застройкой.
    В 1939 г. Н. Яснецким в районе Изборска были отмечены, кроме дворов с трехрядной застройкой, также дворы, обстроенные по периметру, с непокрытой серединой (круглый двор). Автор считает, со слов крестьян (опубликовано в 1960 г.), что это «наиболее древний вид» или «наиболее старинный тип» двора. Но это сомнительно, так как, с одной стороны, во всей более ранней литературе и рукописях такие дворы не упоминаются, а с другой стороны, сам же автор г других местах своей публикации характеризует их как относительно новые («по-новому»). Возможно, что такие дворы появились в связи с расселением богатых крестьян на хутора в начале XX в. или, что практически то же самое, с превращением старых одноусадебных деревень, сохранившихся от погостной системы, в те же хутора.
    В 1950-60-х годах (вероятно, и позже) повсеместно и быстро разрушалась трехрядная застройка дворов. Уничтожался весь ряд складских и прочих хозяйственных построек вдоль внешней стороны открытого двора, так что застройка дворового участка становилась двухрядной. Местами и крытый двор заменялся открытым: снималась крыша над общей частью скотного двора, примыкавшая к дому, оставался лишь ряд хлевов под особыми крышами, отделенный от дома открытым скотным двором. Подобные процессы, связанные с уменьшением количества скота у колхозников и исчезновением у них собственного полевого хозяйства, в те годы были характерны для всей России. Отделению животноводческих построек от жилого дома способствовали и санитарные требования.
    В 1980-х годах, при обследовании большей части Псковской обл., дворы с трехрядной застройкой вовсе не наблюдались или, по крайней мере, не были отмечены среди характерны» форм. Одноэтажный крытый двор продолжал быть одним из определяющих элементов типа усадьбы, но совершенно изменилось взаимное расположение построек на участке. Как можно понять и очень кратких публикаций, лишь на севере области крытые дворы по-прежнему пристроены к домам, в центральных же и южных районах они, как правило, теперь стоят отдельно. Дома часто поставлены длинной стороной к улице. Там, где крытый двор примыкает к дому, он часто образую Т-образную связь. Как и везде в России, исчезли огуменники со снопосушильнями и прочими постройками.
    Приведенные общие сведения об усадьбах русских крестьян Псковщины второй половины XIX - начала XX вв. относятся так же и к усадьбам большей части сету, за исключением районов, пограничных с Эстонией, где у сету наблюдались и резко отличные от русских усадьбы с жилым домом на основе жилой риги, сходные с подобными домами эстонцев. Был ли это остаток усадеб эстонского типа, некогда существовавших у всех сету, или это был результат новейшего эстонского влияния, - пока не выяснено.

    Строительная техника

    Во второй половине XIX и начале XX вв. у псковских крестьян большей части уездов господствовали деревянные постройки. Стены теплых построек и амбаров делались срубными, а для холодных построек и оград нередко применялась также заборная конструкция (горизонтальные бревна, пластины или доски, заложенные в пазы вертикальных столбов). Все это, в общем, не отличалось от других губерний лесной зоны Европейской России. Среди немногих местных особенностей деревянных конструкций можно отметить встречавшиеся местами ограждения крытых дворов, где крыша двора опиралась не на срубные стены помещений для скота, а на специальный каркас из столбов, ригелей и подкосов, не связанный со стенами. В других частях лесной зоны России такое разделение стен хлевов и вышележащих частей крытых дворов тоже было известно, но вместо каркасов с подкосами применялись ряды столбов с положенными на них балками. В обоих случаях цель была одна: дать возможность заменять быстро гниющие стены хлевов, не разбирая вышележащие части постройки. Возможно, что каркас с подкосами тут появился под влиянием западноевропейских фахверковых конструкций.
    Крыши деревянных построек были в XIX в., по-видимому, только двухскатными, к концу столетия уже преимущественно стропильной конструкции, хотя ранее, по воспоминаниям жителей, были распространены самцово-слеговые крыши, в северных и восточных уездах сохранявшиеся несколько дольше. Трех- и четырехскатные стропильные крыши надо относить, в основном, к нынешнему столетию. Треугольные торцы двухскатных стропильных крыш, обращенные к улице, обшивались досками, а со стороны дворов и огородов закрывались легкими стенками из плетня или из соломенных и тростниковых снопов по жердяной обрешетке.
    Кровли были, по воспоминаниям, в прошлом тесовыми, а еще ранее, по некоторым источникам, драничными (из драни - расколотых вдоль бревен, выдолбленных в форме желобов). Но в конце XIX - начале XX вв. из-за недостатка леса широко распространились соломенные кровли из специальных плоских снопиков. В нынешнем столетии местами вошло в употребление покрытие щепой или дранкой (не смешивать с дранью), мелкими щепочками, набитыми гвоздями на обрешетку в несколько слоев. В настоящее время распространились кровли из волнистого асбошифера заводского изготовления.
    В конце XIX - начале XX вв. во всей Псковской и в смежных частях соседних губерний (особенно Петербургской и прибалтийских) в крестьянском строительстве довольно широко использовались, кроме дерева, также местные виды естественного камня, а местами и обожженный кирпич. Повсеместно на поверхности земли лежат гранитные камни-валуны разных размеров. Их использование полезно для сельского хозяйства не только потому, что они являются строительным материалом и прежде всего для хозяйственных сооружений, но и потому, что очищаются от камней поля, причем эти операции приходится повторять, так как вследствие пучения глинистого грунта все новые и новые камни постепенно поднимаются на поверхность (по народному поверью, «камни растут»). Простейшее применение валунов - установка их под углы любого сруба, а нередко и выкладка из них сплошных фундаментов под срубными стенами.
    Применялась и довольно сложная техника возведения из валунов в сочетании с кирпичом на известковом растворе стен хозяйственных построек - крытых дворов, амбаров. Из кирпича выкладывали углы построек и края проемов, в том числе арочные перемычки. Стену складывали из двух верст камней, наружной и внутренней, с забутовкой между ними. Для этого каждый камень, имевший обычно более или менее округлую форму, раскалывали пополам и укладывали так, что околотые грани создавали довольно ровную поверхность стены. Применялась оригинальная технология раскапывания валунов: поверхность камня в определенных точках нагревали легкими частыми ударами молотка, и камень раскалывался по намеченной линии, потому что гранит не выдерживает неравномерного нагревания. Гранитные постройки, возведенные указанным способом, встречались у крестьян нечасто, но повсеместно. На севере Гдовского р-на остатки таких построек, разрушенных во время минувшей войны, в 1950-х годах местами еще были видны почти на каждом дворовом месте.
    Известняк-плитняк при его наличии также использовался в крестьянском строительстве. Особенно характерно это для нижнего течения р. Великой и для района Изборска, где в некоторых селениях в начале XX в. вообще все постройки, кроме изб, имели стены из плитняка. Стены клали из горизонтальных рядов довольно чисто отесанного камня, с правильными полуциркульными, трехцентровыми или лучковыми арками, на глиняном растворе и с толстой глиняной забутовкой (эта забутовка была недостатком конструкции, так как скоро деформировалась и снижала долговечность постройки). Известны и примеры различных сочетаний гранитных валунов, плитняка и кирпича.
    Валуны и известняк-плитняк не применялись для стен отапливаемых жилых помещений, прежде всего изб, так как были слишком теплопроводны и зимой промерзали. Но на севере Гдовского у. получили значительное распространение дома с кирпичными стенами, что в других частях губернии не отмечено.

    Дом и другие постройки усадьбы

    …Дом состоял из трех частей - избы, сеней и клети (клеть могла заменяться второй избой). Вдоль одной из длинных стен к дому примыкал крытый двор.
    Хотя здесь и ниже мы стараемся применять общерусские строительные термины, уместно заметить, что псковская крестьянская строительная лексика имела многие местные особенности, Так, помещение с хлебопекарной печью могло называться не только избой, но и хатой. Клетью называлась не кладовая-спальня в жилом доме, а амбар для зерна (слово амбар в этом смысле не употреблялось). Неотапливаемая кладовая-спальня в жилом доме, в других местах именуемая клетью, здесь могла называться также летнем избой, холодной избой, хотя последний термин совершенно противоречит русскому языку, в котором избой может называться только отапливаемое помещение. Крытая часть двора называлась хлев, хотя там находились под одной крышей не только хлевы, но и другие помещения, а термин крытый двор не употреблялся.
    Изба обычно стояла на невысокой подызбице (3-5 венцов сруба), которая в богатых усадьбах могла быть и выше, развиваясь иногда, особенно на севере губернии, до высоты целого этажа, а в бедняцких - могла и вовсе отсутствовать. В доме, стоявшем перпендикулярно улице, изба обычно занимала уличный конец дома, хотя встречались и усадьбы с избой в заднем конце.
    Как правило, изба имела план, который этнографы называют западно-русским, распространенный вдоль западной границы Европейской России от крайнего Севера до Украины.

    При этом плане печь стояла в углу у двери, устьем к боковой стене (как и при других известных планах, были возможны два зеркально-симметричных плана, с печью справа и слева от двери). У боковой стены между печью и уличной стеной устраивались нары, а над ними - полати. В другой боковой стене находились два окна, обращенные в открытый двор. Поскольку часть передней (уличной) стены была занята полатями и нарами, там оставалось место лишь для одного окна, сдвинутого близко к красному углу с иконами, который, как во всех планах русских изб, находился по диагонали от печи. И также, как и при других планах, стол стоял в красном углу, вокруг всей избы имелись лавки вдоль стен и полавошники - полки над лавками для защиты их от сажи при отоплении по-черному. Из избы имелся вход в подполье через люк в полу, иногда со шкафообразной надстройкой над ним, известной в более восточных и северных губерниях под названием голбец. Здесь это устройство называлось ленуха, потому что на нем (как и в других губерниях) имелась лежанка. Кроме того, в отличие от других губерний, нередко имелся вход в подполье и снаружи, из открытого двора, через специальный приямок.
    Из-за описанного расположения окон избы торцевой фасад дома, обращенный на улицу, получался асимметричным, с одним сдвинутым вбок окном, и не производил впечатления главного фасада. Действительно, главным считался фасад, обращенный в открытый двор.
    До конца XIX в. преобладали, а в середине столетия еще почти безраздельно господствовали крестьянские избы с отоплением по-черному. Дым выходил через устье печи, повисал слоем под потолком и постепенно вытягивался через волоковые окна (небольшие отверстия с задвижками) в стенах под потолком или через отверстия в самом потолке. Нет упоминаний о распространенных в других губерниях дымниках (дымарях) - деревянных вытяжных трубах, еще не присоединенных к печам, но ускорявших удаление дыма. Может быть, их распространение в Псковской губ. почему-то задержалось, а в конце ХIХ в. стали внедряться уже сразу кирпичные трубы.
    Нет рисунков или чертежей внутреннего устройства псковских крестьянских изб прошлого столетия, поэтому неясны многие детали печей. По рисунку середины нынешнего столетия видно, что в отличие от других местностей России шесток не выступал впереди печи, а устраивался в нише, видимо, для того, чтобы не загораживать проход от двери мимо печи в избу.
    На том же рисунке виден на шестке очажок с висячим котелком на поворотном кронштейне. Этнографы считают такие очажки нехарактерными для восточных славян и видят в них результат влияния финноязычных и балтоязычных соседей, у которых такие очажки известны. В действительности эти очажки были следами эволюции жилища, пройденной в одних местах раньше, в других позже у всех народов, не исключая и восточных славян, во всей Восточной Европе. Везде до появления в жилище хлебопекарной печи (ранее стоявшей вне жилища) посреди жилого помещения находился открытый очаг. С появлением печи, поставленной на опенке (специальном
    возвышении) в углу помещения, очаг, уменьшенный в размерах, стали устраивать на том же опечке рядом с печью. Затем он оказался на шестке печи, местами был заменен закрытым очажком с котелком в отверстии-конфорке и, наконец, вовсе исчез, оставив после себя только ямку на шестке для выгребания из печи углей. Особенно наглядно видна вся эта эволюция у ряда неславянских народов Среднего Поволжья. Но и в русских избах эта ямка имелась под разными названиями во всех губерниях до конца XIX в., в том числе и в Псковской под названиями ямка, пазуха,загнетка, а в других местах - горнушка, жараток, камелек и т.д..
    Горизонтальное чердачное перекрытие над избой настилали из досок (ранее из пластин) по одной или двум балкам, врубленным в боковые стены избы. Эти балки чаще всего назывались слеги, как и балки, на которые настилался пол, в отличие от других губерний, где слега - это только деталь известной самцово-слеговой конструкции двухскатной крыши, а балка, несущая чердачное перекрытие, называется матица. Встречались и балки, врубленные в торцевые стены.
    В трехкамерном доме, как уже сказано, к избе примыкали сени. Они были холодные, без чердачного перекрытия, и через них изба связывалась с клетью, - неотапливаемой кладовой-спальней. Вообще у русских крестьян, как и у многих других народов, помещения типа клетей везде произошли от неотапливаемых кладовых-спален для отдельных супружеских пар неразделенных семей. Вначале это были отдельные постройки, нередко связанные между собой, но не с избой. Затем, с сокращением количества пар в семье, одна из клетей присоединялась через сени к избе, а остальные исчезали или превращались в зерновые амбары, из которых они ранее и развились. В Псковской губ. этот процесс прошел раньше, чем во многих других местах, но его следы и пережитки кое-где еще наблюдались в XIX в. и позже. Так, в Великолукском у. неразделенные семьи еще имелись в 1870 г. В Псковском у. в 1883 г. в переписи одного селения лишь одна семья из пяти была неразделенной, и именно только в ее усадьбе имелись клети. Воспоминания о такой структуре семей и жилища отмечались и позже. 
    Слово клеть в значении кладовой-спальни в доме (но не в значении зернового амбара), в Псковской губ. имело синоним сенник (сельник). Эти слова стали синонимами, как и в других губерниях Северо-Запада и Центра, потому что в неразделенных семьях в качестве кладовых-спален использовались не только клети, но и сеновалы над хлевами. Постепенно эти сеновалы-чердаки превратились во вторые этажи, утратившие отличия от клетей, отсюда - смешение терминов. О таком происхождении псковских сельников напоминает постановка некоторых из них на высокие столбы, между которыми ранее находились помещения для скота. 
    Примерно с рубежа XIX - XX вв. дома стали быстро усложняться и усовершенствоваться. Стало исчезать отопление по-черному. В избах нары и полати начали заменяться кроватями. В результате в стене, противоположной входу, появилось второе окно, так что уличный фасад дома стал симметричным. Западно-русский план избы, в отличие от преобладавшего в лесной зоне северно-русского, не допускал устройства в избе перегородок для выделения изолированного помещения перед устьем печи - рабочего места для хозяйки. Попытки создать нечто подобное предпринимались везде, но были неудачны: либо получалось проходное помещение перед устьем печи, либо выгораживали небольшую спальню на месте бывших нар и полатей, но непроходной кухни не получалось. Лишь в новейшее время, в связи с заменой хлебопекарных печей более компактными отопительными, с плитами, становятся возможны новые варианты расчленения избы, которые сейчас находятся в стадии становления. В то же время стали распространяться дома-пятистенки, состоявшие из двух изб, поставленных рядом вдоль улицы и соединенных сзади общими сенями-коридором. Одновременно, как и везде в России, деградировали клети, вырождавшиеся в кладовки, выгороженные в сенях.
    Эти и некоторые другие, более редкие варианты развития и усовершенствования жилища появились, по-видимому, раньше всего в Гдовском у. Там в 1950-х годах еще можно было видеть остатки разрушенных кирпичных домов, построенных не позже рубежа XIX - XX вв. и уже имевших упомянутые улучшенные планы. В более южных местах аналогичные процессы шли позже.
    Выше уже сказано об одноэтажных крытых дворах, о формах их примыкания к дому и о том, что в середине XIX в. это примыкание еще не везде завершилось, а в нынешнем столетии появилась обратная тенденция к их отделению. Можно добавить, что подведения дома и двора под одну общую крышу в Псковской губ. почти не наблюдалось, в отличие от всего остального ареала крытых дворов, одноэтажных и двухэтажных.
    Как и в других местностях России, крытый двор имел ворота с двух сторон для удобства вывозки навоза (чтобы не разворачивать телегу во дворе) и чтобы быстрее выгнать скот в случае пожара. Во дворах с каменными, особенно гранитными (из валунов) стенами нередко поверх таких стен укладывали еще бревенчатую обвязку из двух-трех венцов сруба и лишь в верхний венец врубали стропила.
    В качестве огневой снопосушильни отмечена в описаниях только рига (рей). Не упоминаются известные в других губерниях срубные овины разного рода и шишки - жердяные снопосушильни конической или пирамидальной формы. Заметим, что общепринятое мнение о прибалтийском происхождении риг неточно. Действительно прибалтийским (видимо, латышским) является лишь слово рига. Но вплоть до середины XIX в. (местами и дольше) в России еще нередко встречалась, а некогда практиковалась повсеместно сушка снопов в избах на полатях при отоплении по-черному. Такая изба, совмещавшая функции снопосушильни и жилища, не называлась ригой, но в принципе ничем от нее не отличалась. 
    К риге нередко бывал пристроен, иногда покрывая ее своей крышей, обширный сарай для молотьбы, веяния и пр. - гумно, токовня. По существу, это был большой шалаш с низкими стенами (не выше 1 м) и с двумя продольными рядами столбов, поддерживавших двухскатную крышу. 
    Бани не имели значительных отличий от таковых же в других губерниях России. Обычно они имели план, подобный западно-русскому плану избы, с полком для парения на месте полатей и закрытым очагом с котлом (в литературе неправильно именуемым печью-каменкой), который топился по-черному. В районе Гдова встречались и бани с планом, подобным юго-восточно-русскому (очаг в дальнем от входа углу, устьем к входу). Бани имели предбанники.
    Как риги, так и бани имелись не во всех усадьбах, нередко они бывали общими для нескольких семей.

    Украшения построек

    Для всей Псковской обл. характерен вообще очень скромный наружный декор крестьянских построек второй половины XIX - начала XX вв., при почти полном его отсутствии в интерьере. Не менее половины жилых и все хозяйственные постройки с деревянными стенами не имели никаких украшений.

    В упомянутой работе Н. Яснецкого приведены сделанные в 1939 г. зарисовки отдельных очень немногочисленных фрагментов резьбы на деревянных деталях домов и ворот в районе Изборска. Это резьба на выступающих концах бревен сруба и крыши, резные доски-причелины, простейшая резьба на оконных наличниках, обшивка фронтонов крыш и створок ворот мелкими дощечками, образующими несложные фигуры и иногда раскрашенными в два-три цвета. В обшивке фронтонов часто встречается декоративный пояс над карнизом, набранный из мелких дощечек и условно изображающий аркатуру с очень маленькими арочками на тонких высоких колонках. Подобные пояса широко распространены на дощатых фронтонах изб XIX -начала XX вв. во всей средней полосе Европейской России и явно воспроизводят аркатурные пояса каменных сооружений средневековой Руси. Но поскольку именно для псковского зодчества такие пояса не характерны, остается предполагать, что этот мотив занесен сюда пришлыми крестьянами-плотниками из более восточных губерний и вряд ли ранее чем в XIX в., ибо раньше крестьяне, кроме, может быть, самых богатых, обычно не пользовались услугами наемных плотников.
    Вообще можно сказать, что в декоративных деталях деревянных построек второй половины XIX - начала XX вв., зафиксированных обследованиями, видны только формы, общие для крестьянского зодчества всей лесной зоны Европейской России, но никаких специфически псковских форм пока не замечено. Но иначе обстоит дело с крестьянскими каменными постройками или с каменными деталями построек, в основном деревянных (фундаментами, воротами и пр.).
    Так, стены из гранитных валунов уже сами по себе были чрезвычайно декоративны, ибо валуны были разноцветные, от черных до белых, чаще всего красноватых или зеленоватых оттенков, и эффектно контрастировали с красной кирпичной кладкой на углах и вокруг проемов. Но, не довольствуясь этим, строители применяли еще своеобразный декоративный прием: в швы кладки вдавливали мелкие темные камешки или осколки кирпича, которые либо заполняли шов во всю его ширину, либо располагались на белом фоне известкового шва цепочками, прихотливо извивавшимися между крупными камнями. Иногда такими камешками выкладывали даже надписи, чаще всего год постройки.
    На стенах из плитняка в районе Изборска и в низовьях Великой изредка можно увидеть простейшие декоративные детали - ниши, валики, ритмическое чередование рядов камней разной высоты. Но встречаются ворота с широкими арками, опирающимися на массивные круглые или полукруглые колонны, напоминающие ворота и крыльца средневекового Пскова. Эти монументальные каменные арки ворот, ведущих в открытые дворы, с задней стороны почти не огороженные, в функциональном отношении ни для чего не нужны, это целиком элемент декора, произведения искусства крестьян-зодчих, соревновавшихся в украшении своих дворов.
    Кирпичные дома, встречавшиеся, как уже сказано, в Гдовском у., тоже имели свой декор, хотя весьма несложный: карнизы из 3-4 рядов кирпича, слабо выступающие из плоскости стены угловые лопатки, наличники, подоконники и т.п. Эти детали более всего напоминают подобные же среднерусские того же времени, распространявшиеся главным образом владимирскими крестьянами-каменщиками.
    Примерно с рубежа XIX - XX вв. в псковское крестьянское зодчество проникает и все более распространяется пропильная резьба на досчатых оконных наличниках и других деталях, единого для всей России характера. Поскольку эта резьба развилась на симметричных фасадах среднерусских крестьянских изб, она с трудом приспосабливалась к псковским асимметричным фасадам с одним окном сбоку и, видимо, поэтому ее распространение здесь задержалось. Но после упомянутого появления второго окна дело пошло быстрее. Сейчас уже обычны белые или голубые резные наличники на темных бревенчатых стенах, а также на стенах, обшитых вагонкой или, местами, даже рубероидом.
    Если не везде, то по крайней мере в некоторых районах псковские крестьяне-строители достигали определенного художественного эффекта не только и не столько украшениями, сколько явно продуманной, не случайной постановкой отдельных построек в ансамбле селения, с использованием рельефа, с намеренной посадкой деревьев и т.д. Район Изборска в этом отношении особенно интересен.

    Крестьянская строительная культура до середины XIX в.

    Как уже сказано, эта тема вынесена в конец главы ввиду скудности источников и предварительного характера выводов.
    К концу XVI в. относится сообщение о неразделенных семьях у крестьян юго-западной части Псковской земли. Видимо, должна была существовать и соответствующая организация жилища с кладовыми-спальнями. Наличие неразделенных семей косвенно говорит о большой трудоемкости земледелия и потребности в крупных первичных производственных коллективах. Тогда же было отмечено бесстойловое зимнее содержание скота во дворе богатого посадского человека в Пскове, из чего можно заключить, что и у крестьян стойловое содержание скота вряд ли было более развито. В XVII в. имеются сообщения о поземных избах с отоплением по-черному и о содержании в них скота в зимнее время. В единственном опубликованном русском документе с описанием крестьянской усадьбы в районе Великих Лук в 1642 г. упомянуты только трехкамерный дом, баня и рига.
    Как ни мало этих дан
    + дополнительный материал: Источник материала [?] Здесь общение с автором проекта по вопросам рекламы,  развития и поддержки проекта, обмена информацией, авторских прав - в контакты. Почта администратора сайта - evgeniy@fedoroff.net. Статья 29.4 Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. © fedoroff.net 2016 
     


    + основной материал: Привалова О.Е., Шенникова А.А. Строительная культура псковских крестьян: поселения, усадьбы, постройки.

    Категория: Псков и область | Добавил: Картограф (28.Декабрь.2010) | Авторские права: Привалова О.Е., Шенникова А.А.
    Просмотров: 2992 | Теги: псковская область, история, Статьи, краеведение |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]